Атрезия ушной раковины

Восстановление слуха

Содержание статьи:

Автор статьи: Нестеров Иван Андреевич, Врач-оториноларинголог первой категории

Решение врожденных проблем со слухом у детей и, в частности, лечение микротии и атрезии наружного слухового прохода все еще остаются одними из самых сложных медицинских процедур. Не только потому, что операции по восстановлению слуха относятся к числу самых дорогостоящих, но еще и из-за того, что специалистов, способных вернуть ребенку возможность слышать при микротии и атрезии наружного слухового прохода, в мире всего несколько.

Что такое микротия и атрезия?

Микротия и атрезия наружно­го слухового прохода – явле­ния нечастые, встречаются в 1 из 10-20 тысяч случаев. Разберемся в терминах.

Микротия – недостаточное раз­витие раковины уха в целом. Атрезия – полное или частичное отсутствие наружного слухового прохода.

В 75% случаев атрезия сопрово­ждается появлением микротии, а иногда и различными отклоне­ниями в развитии среднего уха. Например, уменьшением разме­ров барабанной полости уха либо же деформацией слуховых косто­чек. Вследствие отсутствия или из-за недостаточного раскрытия наружного слухового прохода ребенка звуки не могут достигать костных структур среднего уха, и оно не функционирует.

Если с ушными раковинами малыша все в порядке, наличие атрезии возможно определить в среднем в 2,5 года.

Точные причины возникновения атрезии до конца неизвестны. Однако на основе статистических данных к числу предпосылок к ее появлению относят слишком маленький вес малыша при рождении, внутриутробные травмы, интоксикацию и инфекции.


Способы восстановления слуха

Несмотря на то, что атрезия наружного слухового прохода является достаточно редкой вро­жденной патологией, на сегод­няшний день количество детей, которым нужна помощь в вос­становлении слуха при атрезии и микротии, исчисляется сотнями. Некоторое время назад в качест­ве помощи при восстановлении слуха существовали такие вари­анты.

Детям с атрезией наружного слу­хового прохода предлагались только слуховые аппараты.

При микротии – в случае пол­ного отсутствия ушных рако­вин или их недостаточного развития – предлагалось ставить силиконовые протезы. Однако минусом протезов оставалось то, что с возрастом человека они не меняли внешнего вида, а их чувствительность не могла сравниться с обычным слухо­вым органом. Кроме того, при постановке имплантов обыч­но направление движения кро­вотока нарушается, он не был настолько комфортен, как есте­ственная ушная раковина.

Для лечения микротии ушной раковины в рамках проведения операции использовался еще один тип импланта – медпор. Эта мето­дика создает новое ухо пациенту с помощью пористой полиэтиле­новой рамки и собственной тка­ни (кожи с другого участка тела). Для проведения такой операции ребенку должно исполниться минимум 3 года.

При применении медпора не нужны надрезы на коже черепа, что гарантирует минимальное количество шрамов после вос­становления слуха. Если микро­тия проявилась лишь на одном ухе, то протез из медпора дела­ется для каждого конкретного пациента с таким учетом, чтобы он соответствовал виду друго­го уха, но несколько больше по размеру, чтобы впоследствии ухо пришло в соответствие со «взро­слым» состоянием. Затем рам­ка-имплант покрывается кожей пациента.

Позже появился еще один спо­соб лечения микротии ушной раковины в рамках опера­ции – при­мене­ние для вос­становления слуха устройств костной проводимости. Такие устройства обычно именуют BAHA (bone anchored hearing aid). Младенцам первого года жизни и маленьким детям (до 5 лет) систему BAHA закрепля­ют на голове, используя мягкую повязку. А как только им исполняется 5 лет, в кости чере­па имплантируется титано­вый абатмент или специальная магнитная вставка-пластина. Затем, после завершения про­цесса заживления, к системе подключается внешний звуко­вой процессор. Этот процессор при вибрации напрямую стиму­лирует пациенту слуховой нерв его внутреннего уха. Это позво­ляет «обойти» анатомические аномалии и у детей, и даже у взрослых.

Микротия и атрезия слухового прохода – современная операция

Новшеством в лечении атрезии и микротии стало оперативное одновременное лечение этих вро­жденных пороков. Ранее предпри­нимались такие попытки, однако операции по лечению атрезии наружного слухового прохода и микротии с формированием наружного слухового канала при лечении атрезии не могли прово­диться до того, как заживет ухо. Это затягивало восстановление слуха в итоге на годы.

В рамках конференции «Слух и Ухо», проходившей в АО «Медицина», уже была проведена первая операция по этой методике. Маленький пациент чувствует себя хорошо.


Процесс лечения

Если речь идет об атрезии наруж­ного слухового прохода и средне­го уха, то в этом случае для вос­становления слуха используется операция – таким образом, обес­печивается значительно более четкая слышимость звуков, неже­ли при использовании слуховых аппаратов или системы BAHA.

В 2019 г. клиника АО «Медицина» планирует начать проводить операции при участии Ашеша Бхумкара, ЛОР-хирурга с много­летним опытом работы.

Доктор Ашеш Бхумкар сразу восстанавливает поврежденный слуховой проход и раковину уха (в том случае, если она деформирована вследствие микротии), а также реконструирует косточки среднего уха (если они отсутствуют или не имеют возможности правильно выполнять необходимую функцию).

При микротии ушной раковин для ее восстановления в 95% случаев используется собственный мате­риал пациента. В этих целях дела­ется небольшой разрез (пример­но 5 см) в районе грудины, оттуда берется необходимое количество межреберного хряща для лечения микротии. Из него формируется новое ухо для ребенка, которое затем обтягивается кожей паци­ента. У такого варианта импланта высочайшая степень приживаемости, и ухо после реабилита­ции сохраняет чувствительность настолько, что ребенок чувству­ет раковиной уха даже движение холодного воздуха.

Читайте также:  Атерома в ухе у ребенка

После лечения микротии ушной раковины и с возрастом ухо, в отличие от силиконовых проте­зов, также претерпевает возраст­ные изменения. Оно может уве­личиваться в размерах, стареть вместе с его владельцем. Такого эффекта не может достичь ни один синтетический материал. Кроме того, ушные импланты выпускают обычно лишь усредненных стандартных форм, что может нарушать внешний облик пациента, в отличие от тех рако­вин уха, которые моделируются индивидуально для пациента.

Однако для восстановления слуха путем проведения именно такой операции по лечению атрезии и микротии ушной раковины ребенку должно исполниться как минимум 4 года, а обхват его грудной клетки должен состав­лять не менее 61 см.

Когда лучше проводить операци­онное лечение

Оптимальный вариант для про­ведения операции по лечению атрезии уха – дошкольный пери­од. В первую очередь потому, что в младших классах одноклассни­ки малыша, пострадавшего от микротии и атрезии уха, не гото­вы войти в положение ребенка, который выглядит «не так, как все». Зачастую они неосознан­но могут нанести ему глубокую психоэмоциональную травму, от которой, несомненно, хотелось бы оградить и без того пострадавше­го ребенка. Для того чтобы защи­тить детей от подобных ситуаций, лучше, если процесс операции и реабилитации будет проведен до начала школьного обучения. Однако, чем ребенок старше, тем лучше делать и забор хряща, и моделировать ухо, это тоже сто­ит принимать во внимание при планировании лечения атрезии. Операции возможны и не только для детей: максимальный возраст пациента, прооперированного доктором Бхумкаром с целью вос­становления слуха, – 50 лет.

Источник: www.medicina.ru

Царь-ушко

Звукоизолятор временного содержания

Атрезия слухового прохода – врожденная аномалия, связанная с полным отсутствием этого самого слухового прохода. Обычно при этом косточки среднего уха недоразвиты или отсутствуют. Часто нет и самого уха, ушной раковины – этот последний дефект называется микротией. Бывает, что ухо есть, но неполноценное, в виде маленькой кожной складочки. Атрезия не такая уж редкость. По статистике, один ребенок без слухового прохода рождается на 6–10 тысяч обычных детей, то есть ежегодно в России появляется 200–300 таких детей. Если допустить, что люди с этой аномалией живут не меньше других, их должно быть в стране от 14 до 20 с лишним тысяч. Довольно солидная армия, о которой пока мало известно: в частности, потому, что людям обычно совсем не хочется, чтобы об атрезии у их ребенка узнал кто‑то посторонний, даже если у него та же проблема. Врачи вообще замечают, что проблем со слухом люди склонны стыдиться гораздо больше, чем проблем со зрением.

Главный фокус в том, что при атрезии слухового прохода внутреннее ухо чаще всего работает исправно: сенсоневральный компонент тугоухости, по данным Санкт‑Петербургского НИИ уха, горла, носа и речи, наблюдается лишь у 11–17% таких пациентов. Ребенок слышит, но очень плохо, исключительно за счет костной проводимости. При односторонней атрезии слухового прохода (она встречается, по данным того же НИИ, в три – шесть раз чаще двусторонней) врачи обычно оставляют все как есть. Одним ухом человек слышит, а вмешательство атрезия предполагает довольно серьезное. Но для нескольких десятков детей, ежегодно рождающихся с двусторонней атрезией, сложная операция по раскрытию слухового прохода – единственный способ начать полноценно слышать и полноценно жить. Чтобы представить себе, как такие люди воспринимают окружающие звуки, надо очень плотно заткнуть уши: при двусторонней атрезии слышно еще меньше.

Болезни, сопровождающиеся тугоухостью или глухотой, нередко диагностируются не сразу, а на втором, третьем году жизни ребенка или даже позже. До этого родители думают, что он не реагирует, потому что невнимателен, увлечен своим делом или плохо воспитан. Атрезии безвестность не грозит: у девочки не было ни слуховых проходов, ни ушных раковин. Найти информацию о болезни было почти невозможно, но родители постепенно стали понимать, что девочка хоть и очень плохо, но слышит. С девяти месяцев они стали посещать центр коррекционной педагогики, где им помогали развивать ребенка. Лиза научилась говорить, но, как рассказывает ее мать, произносила только первую половину слов: окончания в русском языке звучат нечетко, а если у ребенка плохой слух, часто вообще остаются за пределами его восприятия. Поэтому очень важно вовремя научить такого ребенка читать.

В России операцию раскрытия слухового прохода раньше 12 лет делать не полагается (точнее, не полагалось в то время, когда Лиза была маленькая, сейчас принципы смягчаются). До этого возраста можно чуть‑чуть исправить ситуацию за счет аппарата костной проводимости – порой довольно громоздкого устройства, которое преобразует электрический сигнал микрофона в механические колебания и передает их на кости черепа. Лизе сейчас 14 лет, а в ее детстве таких аппаратов в России просто не было. Родители повезли девочку в Германию, где ей собрали подходящий аппарат. Но делать это надо было раньше: Лиза, уже сознательная девочка, заявила, что не хочет носить эту штуковину, потому что она сильно искажает звук, а ей хочется слышать голос мамы, а не робота. Близилось время операции, от которой многие Лизиных родителей отговаривали. «Операции по раскрытию слухового прохода в России делают», – утверждает заведующий отделением оториноларингологии и микрохирургии уха 52‑й ГКБ Георгий Кречетов. Вот только делают не очень часто и не очень успешно. По статистике НИИ уха, горла, носа и речи, который, в свою очередь, ссылается на «данные различных авторов», положительный результат достигается в 12–17% случаев. Многие авторы анализируют данные, полученные в ранний послеоперационный период, между тем, в отдаленном послеоперационном периоде доля неудачных результатов удваивается, указывает НИИ: проход зарастает. За пять лет – с 2004 по 2009 год – в Петербурге было сделано всего 19 таких операций. Более свежих данных найти не удалось.

Читайте также:  Будесонид 100 мкг

Слуховыми проходами

В американском The International Center for Atresia‑Microtia Repair тысячная операция была сделана еще несколько лет назад. Центр сообщает, что «вероятность успеха велика», но точных данных не приводит. Слух восстанавливается в разной степени, поэтому нельзя говорить об абсолютном успехе или неуспехе и, соответственно, трудно посчитать проценты. Кроме того, предупреждает клиника, в ряде случаев приходится делать повторные операции по расширению слухового прохода.

Если в одном учреждении сделано несколько десятков операций, а в другом – тысяча таких же, выбор довольно очевиден. Но не это решило дело. Открытие слухового прохода и формирование ушной раковины – задача как минимум для двух разных специалистов, работающих в клиниках разного профиля. Так устроено и в России, и в Америке. У нас ребенку сначала делают слуховой проход, а потом в несколько этапов формируют ушную раковину. В целом для ликвидации атрезии и микротии только с одной стороны могло потребоваться до шести операций под общим наркозом, а потом еще столько же – для другого уха. В Америке вопрос решается по‑другому, говорит мама Лизы: The International Center for Atresia‑Microtia Repair приглашает из другой клиники хирурга, занимающегося отопластикой. Формирование слухового прохода и наружного уха происходит одновременно.

Зато в Америке операция только с одной стороны стоит около $100 тысяч, а если прибавить перелет, проживание и прочие сопутствующие расходы, получится как раз $100 тысяч, говорит мама Лизы. О компенсации со стороны государства говорить не приходилось, потому что обе операции в России возможны. «Мне даже больничный на время поездки отказались выписать, – говорит она, – а лечащий врач в России не хотела давать выписку из истории болезни, потому что «незачем вам в эту Америку ехать».

Семья начала копить деньги, но тут выяснилось, что времени практически нет. У Лизы уже несколько лет снижался и так почти отсутствующий слух. Нелегко было определить степень снижения, потому что давать направление на исследования врачи не хотели: ясно, что девочка почти не слышит, чего там проверять. Но все оказалось хуже, чем можно было пред‑ полагать: на КТ, отправленной в Америку, врач обнаружил опухоль и сообщил, что удалять ее, скорее всего, надо срочно. Мать Лизы утверждает, что в такой ситуации даже для обращения в благотворительные фонды времени уже не оставалось, к тому же слух – тема, которая их не слишком интересует, потому что опасности для жизни тут обычно нет. Родители Лизы обратились к друзьям, знакомым и вовсе незнакомым людям и собрали деньги. В мае 2014 года Лизе в США удалили опухоль с одной стороны и сформировали слуховой проход и ушную раковину – с другой. Операция под наркозом продолжалась 14 часов: это очень серьезное испытание для организма, специалисты считают, что очень сложно найти анестезиологов, которые бы взялись за такое. По поводу открытия второго прохода (того, что со стороны опухоли) хирург сомневался: обычно после удаления опухоли восстановить слух уже не удается. Но Лизе повезло. Ровно через год, в мае 2015‑го, в той же клинике ей открыли второй проход и сформировали вторую ушную раковину.

Один случай не меняет общей ситуации. Мать Лизы решила организовать сообщество родителей детей с атрезией. Начала с группы «ВКонтакте»: информации об этом заболевании мало, особенно на русском языке, новость застает родителей врасплох, и ей хотелось создать место, где любой желающий может хотя бы почитать о болезни.

Трудности возникли почти сразу. Во‑первых, некоторые родители выступили против открытой группы. Вторая трудность поразила маму Лизы еще больше. Она сумела организовать приезд в Россию врачей из клиники, где Лизе делали операцию. Они должны были встретиться с родителями детей с атрезией, а также, возможно, с местными врачами, которые этой проблемой занимаются. Ни один из приглашенных российских врачей не пришел. Зато свой вклад внесло государство: незадолго до организованного Лизиной мамой мероприятия выяснилось, что по обычной туристической визе американцев не пускают: ведь на однодневную конференцию они едут как представители медицинской профессии, как бы для работы. А значит, должны получить рабочую визу. Впрочем, родители детей с атрезией слухового прохода привыкли решать и не такие проблемы: встреча состоялась. А Лиза, говорит ее мама, прекрасно учится «и вообще интересная девица».

Источник: vademec.ru

Лечение врожденной аномалии уха у детей в Израиле

Отоларингологи Топ Ассута излечивают самые различные врожденные патологии уха – от косметического дефекта ушной раковины до полной глухоты. Они используют при этом щадящие современные оперативные методики, биосовместимые имплантаты. Именно мастерство и опыт известных специалистов клиники – таких как профессора Эфраим Эвьятар, Михаль Лунц, а также иных ведущих ЛОР-хирургов привлекает пациентов из разных стран, включая и страны бывшего СССР.

Читайте также:  Настойка лаврового листа применение

Преимущества нашей клиники – это не только профессиональные ЛОР-хирурги, это еще и ультрасовременное техническое оснащение, позволяющее применять в клинической практике даже порой революционные методики в лечебно-диагностическом процессе. Именно поэтому в нашей клинике диагностические и лечебные манипуляции проходят со 100% точностью и ведут к полному выздоровлению.

Методы лечения врожденной аномалии уха у детей в Израиле

  • Врожденные дефекты ушных раковин лечат с помощью пластических операций. Макротия (чрезмерная величина ушной раковины) устраняется путем резекции треугольного участка уха от наружного края до завитка. При микротии (недоразвитой ушной раковине) либо анотии (полном ее отсутствии) пациенту проводят реконструктивную операцию, полностью воссоздавая форму ушной раковины. Для создания хрящевого каркаса пластический хирург использует аутотрансплантат – собственный хрящ пациента, изъятый из здорового уха, или его ребро. Также может быть задействован донорский материал либо искусственный протез, изготовленный из силикона, полиакрила, полиамидной нити. Собственные ткани характеризуются лучшей приживаемостью, поэтому их используют чаще. Вместе с тем, применение искусственного имплантата сокращает время операции, так как позволяет полностью сформировать нужную форму еще до начала вмешательства. В ходе процедуры хирург создает подкожный карман в месте патологии и туда помещает подготовленный хрящевой каркас. Далее формирует заднюю поверхность уха, закрывая участок за ухом кожной складкой. Затем усовершенствует мелкие косметические детали. В результате, форма нового уха совершенно неотличима от здорового, а в месте изъятия ребра остается небольшой аккуратный разрез, который быстро затягивается.
  • Холестеатому лечат с помощью методик консервативной терапии либо, в случае осложнений, хирургическим путем. Консервативное лечение состоит в промывании и закапывании полости ушной раковины растворами антибиотиков, сульфаниламидов, салициловым или борным спиртом. В случае неэффективности обычного промывания прибегают к промыванию более глубоких структур органа слуха – барабанную полость с помощью тонкой изогнутой трубки, которую вводят через естественное отверстие барабанной перепонки. В результате врачи добиваются отторжения участков с гнилостным воспалением, прекращения гноетечения и образования нормальной здоровой ткани. Операция проводится, если холеастеатома привела к воспалению внутреннего уха, менингиту, остеомиелиту, мастоидиту, поражению лицевого нерва, прочим осложнениям. ЛОР-хирург под общим наркозом с помощью специальных тонких инструментов удаляет новообразование, затем при необходимости проводит пластику барабанной перепонки, восстановление барабанных косточек. Малоинвазивная методика проведения процедуры обеспечивает быстрое восстановление пациента.
  • Атрезию слухового прохода (заращение) устраняют механическим либо хирургическим путем. Часто атрезия сочетается с микротией ушной раковины. Механическое расширение слухового прохода эффективно только на начальных стадиях патологии. Оперативное вмешательство состоит из нескольких этапов и начинается с резекции аномально разросшихся тканей, рубцов. Затем ЛОР-хирург формирует слуховой проход из хрящевой ткани или кожного лоскута рудиментарного уха пациента. На следующем этапе восстанавливает барабанную перепонку, используя участок кожи пациента, изъятый из заушной области либо фасции височной мышцы. Проводит пластику ушной раковины. Если же патология распространяется на внутреннее ухо, то хирург проводит также восстановление и его структур. После такой операции ребенку показана консультация сурдолога, невролога, логопеда, психолога.
  • Врожденные аномалии слуховых косточек устраняются с помощью хирургического вмешательства с имплантацией протезов, изготовленных из хрящевой костной ткани больного, либо искусственных – сделанных из титана. Вмешательство проводят через внутриушной доступ, используя для визуализации процедуры операционный микроскоп. Он обеспечивает сильное увеличение, необходимое при мелких размерах косточек уха.
  • Лечение полной глухоты происходит с помощью кохлеарных имплантатов. Пациенту в улитку внутреннего уха вживляют электроды, а снаружи прикрепляют анализатор звуков и микрофон. Внешнее устройство анализирует звуки и передает их к электродам, которые, в свою очередь, по слуховому нерву передают сигналы в мозг. Таким образом пациент начинает различать звуки. К внутреннему уху хирург проникает посредством сверления сосцевидного отростка. Операция длится от 1,5 до 5 часов, проводится под общим наркозом. Пациент может быть выписан через 1 день после процедуры.

Диагностика аномалий уха – 100% точность за 3 дня

День 1-й – консультация ЛОР-врача

В назначенный заранее день и точно в назначенное время ведущий ЛОР-врач клиники проводит осмотр пациента, изучает историю болезни – причины и степень развития патологии, назначает необходимые исследования.

День 2-й – диагностические исследования

  • ПЭТ-КТ.
  • КТ, МРТ.
  • Рентгенологическое исследование височной кости.
  • Отоскопия.
  • Аудиограмма.
  • Тимпанометрия.
  • УЗИ.

День 3-й – заключение специалиста

Ознакомившись с результатами исследований, врачи отоларингологи совместно с ЛОР-хирургами Топ Ассута устанавливают окончательный диагноз, составляют индивидуальную схему лечения.

Лечение врожденной аномалии уха у детей в Израиле: цены

Если выбирать лечение за рубежом, стоит сравнивать не только качество медицинских услуг, но и их стоимость. Известно, что цены в медицинских учреждениях Германии и США очень высоки, местами неоправданно завышены.

На лечение врожденной аномалии уха у детей в Израиле цены в клиниках даже высокого ранга на 30-50% ниже, чем в медицинских центрах вышеупомянутых стран.

Узнать цены и получить исчерпывающую информацию о клинике и о том, как будет проходить ваше лечение, можно у наших консультантов. Позвоните или оставьте заявку – и наши медицинские менеджеры сами свяжутся с вами. Но следует не забывать, что окончательная цена может отличаться от озвученной на консультации – поскольку она зависит от многих факторов и формируется после тщательного обследования.

Источник: assutatop.com